Неизвестная история второго Десятинного собора Рождества Пресвятой Богородицы!

среда, 01 ноября 2017 23:39

Дорогие братия и сестры!

Сегодня принято говорить о Десятинном соборе Пресвятой Богородицы в контексте храма, который был построен святым равноапостольным князем Владимиром. Странным является тот факт, что умалчивается история второго Десятинного собора в честь Рождества Пресвятой Богородицы архитектора Василия Петровича Стасова. Скорее всего, это связано с архитектурным стилем, в котором он был выполнен, некоторые считают его неактуальным для Киевской архитектуры. Возможно, у противников возрождения древней святыни есть опасения, что «Стасовский» храм имеет полное юридическое, историческое и моральное право на своё существование?  

Вашему вниманию представляется краткая история второго Десятинного собора в честь Рождества Пресвятой Богородицы.

История возрождения второго Десятинного собора в честь Рождества Пресвятой Богородицы.

Могилы древние! Я прикасаюсь к вам

Великолепные остатки;

Вы роковые отпечатки Тяжёлых бед!

О, Десятинный храм!

Тебя ль приветствует восторг мой

грустно сладкий! (Барон Егор Розен)

 

Малая Десятинная церковь, построенная на деньги святителя митрополита Петра Могилы со временем начала приходить в упадок, так как прихожане не могли своими силами поддерживать должное состояние храма. Если бы не один случай, то малая Десятинная церковь уже тогда разрушилась бы до основания. В 1820 году Курский и Орловский помещик, отставной гвардии Поручик Александр Семёнович Анненков, прибыл в Киев. Александр Семёнович был любителем и почитателем древности. Осматривая киевские достопримечательности и храмы, он увидел упадочное состояние легендарной Десятинной церкви, которая некогда именовалась Кафедральным собором. Это привело его в чувство сожаления, и великодушный почитатель древности решил из личных средств возродить первопрестольный Десятинный собор. Но жизненные обстоятельства и ряд проблем отвлекли Анненкова от исполнения своего намерения. В 1824 году митрополит Евгений (Болховитинов) напомнил Александру Семёновичу о Десятинной церкви тем, что были найдены новые   артефакты. Усердием митрополита был открыт первоначальный фундамент Десятинного собора, часть мозаичного пола перед алтарём и многое другое.

Узнав об этом, Анненков снова загорелся идеей возрождения Великой святыни Киевской Руси. Бывший тогда архитектор Миленский проектировал план фасада и профиль трёх престольного собора с колокольней. Этот проект был передан в Академию художеств, но не был принят, также не приняли чертежи художника Ефимова. Удовлетворил требованиям Статский Советник Стасов, его проект включал в себя смешение архитектурного стиля разных эпох. По мнению историков, собор нужно было воздвигать строго в Византийском стиле. Для строительства был избран специальный комитет, в который входили: Митрополит Евгений (Болховитинов), военный и гражданский губернаторы и главный попечитель Александр Семёнович Анненков. По проекту храма должны были оставить остатки стен древнего храма, но, к сожалению, их убрали так как они не соответствовали уровню новых стен и ряд, и пристройка нового здания будет неудобна. Однако же древний фундамент стен южной и западной оставлен нерушимо, а для двух стен восточной и северной, вырыты новые рвы и положены прочные гранитные фундаменты. Гроб, в котором по предположению находятся останки великого князя Владимира, поставлен под спудом, при южной стене фундамента, в пределе, посвящённом великому князю. Для лучшего сохранения этого гроба над ним была спроектирована глухая арка.

«Второго августа 1828 года последовало торжественное заложение этого собора на восточной стороне среднего алтаря. Митрополит Евгений с Анненковым положили квадратный красного гранита камень, с изображением креста и надписью, свидетельствующую, что эта Церковь на развалинах древней Десятинной, основана во имя Рождества Пресвятой Богородицы с пределами святому князю Владимиру и святому Николаю. 

В 1835 году были возведены стены, а 1838 были возведены купола и покрашены масляной краской зелёного цвета; стены внутри и снаружи поштукатурены; иконы были писаны на холстах в доме Анненкова, иконостас изготовлен в городе Болхове. Наружность храма украшена иссеченными арабесками и разными фигурами, так же изображениями святых в «исполинском» виде, над тремя великолепными входами и посередине алтарной стены; главы святых окружены в виде радуги, позолоченные греческими надписями из священного писания. Все купола украшены колонами и карнизами с византийскими окнами, в простенках которых изображены святые во весь рост. Внутри храма был положен помост, составленный из оставшихся камней древнего храма: шифером разноцветного мрамора, красной глиной и гранитом. Перед престолом и на горнем месте настланы остатки мозаичного пола, бывшего в алтаре и на середине древней Десятинной церкви в том самом виде, как они найдены в развалинах под грудами камней и мусором. Над гробом святого Владимира воздвигнуто красивое надгробье из серого мрамора с бронзовыми, позолоченными и серебреными украшениями и историческими надписями, на нём горизонтально положена икона почивающего святого Владимира во весь рост. Вверху надгробия всевидящее Око в сеянии, под ним дата 988 год крещения Руси. Иконостас, горнее место жертвенник, главного алтаря отличаются изящными формами, искусною резьбой и богатой позолотой. 1841 году император Николай I пожаловал в этот собор богатую ризницу: облачение для священников и диаконов, одежды и покровы на престол, жертвенник и аналои. Ризы имели бордюры Владимирской ленты и местами унизаны вышитыми крестами и звёздами того же ордена. Главной святыней храма являлась привезённая из  Корсуня  князем Владимиром чудотворная икона святителя Николая.[1]  Главный престол храма посвящён празднику Рождества Пресвятой Богородицы. Предел с левой стороны: святителю Николаю, а правый - святому равноапостольному князю Владимиру. «При выходе из Десятинной церкви с севера устроен придел в честь апостолов Петра и Павла, в который перенесён иконостас старой Могилянской церкви; в нём интересны изображения повести о богатом и Лазаре, храма Соломона, путешествие Божией Матери на Афон и крещение Руси. Там же в приделе установлен огромный шкаф с разными предметами, найденными при раскопках Десятинной церкви…»[2]  На территории церковного двора находились три жилых здания, так называемые дома для причта, а так же постройки для хозяйственных нужд.

В 1842 году совершилось великое событие в истории нашей родины, вот как описываются события. «И так знаменитый памятник Русского православия, оставленный св. Владимиром в завет грядущему потомству, возобновлён и украшен окончательно Христианским усердием одного из почтенных сынов великой Руси. Этот отечественный памятник минувших веков, бывший так долго в печальных развалинах и совершенном запустении, снова возник из шестивекового праха в полной свое красе и величии. Наконец в 19-й день июля 1842 года возобновлённая десятинная церковь чрез 846 лет после первоначального ея построения, была торжественно освящена Киевским митрополитом Филаретом обще с Волынским архиепископом Никанором, епископом Иосифом и многим Духовенством, в присутствии киевского Военного Генерал - Губернатора, Бибикова, Гражданского Губернатора, Фундуклея, Предводителя Дворянства Графа Тышкевича, Военнаго Генералитета и многих военных и Гражданских Чиновников. Погода  была самая благоприятная, стечение народа многочисленное.

Утешительно и отрадно было думать, что и за 8 с половиною веков, на этом самом месте, так же толпился в праздничных нарядах народ; также радовался новому созданию великолепного храма и славил в нём Бога; но ещё утешительнее сравнить тогдашнее и настоящее положение Киева. Правда, сильна и грозна была рука Великаго Владимира, крепка и воинственна была древняя наша Русь; но печенеги и половцы были за горою, и заповедные луга Княжеские не раз покрывались их ставками. Теперь же мы не опасаемся уже услышать в Киеве, за городским валом клик воинов и ржание вражеских коней…

По совершении освящения храма и Божественной Литургии Митрополит Филарет с прочим духовенством, так же генералы, многие Военные, и Гражданские чиновники Киевский Градский Глава и некоторые из купечества угощаемы были у почтеннаго храмостроителя обеденным столом, с полным радушием Русскаго».[3]  Виды Десятинного храма Рождества Пресвятой Богородицы http://desyatynniy.org/multimedia/item/desyatinnyy-sobor-rozhdestva-presvyatoy-bogorodicy-arhitektora-vstasova-1842-1936-g

Новый построенный храм стал местом для своих духовных подвигов легендарного Ивана Расторгуева, ныне прославленного как блаженный Христа ради Юродивый Иоанн Босой. Это был знаменитый на всю Российскую империю старец, к которому люди шли за духовной поддержкой. Ежедневно старец кормил больше двух сот человек.

После своей славной кончины, Иоанн Босой был отпет в Десятинном храме, после чего похоронен на Щекавицком кладбище. Более подробную историю об этом удивительном человеке вы можете прочитать по ссылке http://desyatynniy.org/press/publikacii/item/podvizhnik-desyatinnogo-hrama-ioann-bosoy

Десятинный собор - свидетель празднования 900-летия Крещения Руси в 1888 году.

                                                                                                                                                                                                                                                

«здесь связь времён в цепи миров
 пространства вечности, молитвы,
 неугасимость жизни слов,
 и будущее с прошлым слиты…»

    17 февраля 1888 года в Санкт-Петербурге состоялось очередное заседание Святейшего Синода, на котором было принято постановление о праздновании 900-летия Крещения Руси. Центральным местом для этих празднований без сомнения стал Киев. Было утверждено также эмблему и лозунг празднований, который звучал так: «Из Киева по всей России», с изображением Честного Креста с лучом, который отходил от него. Юбилейные торжества продолжались в Киеве целую неделю с 11 по 18 июля. Согласно составленного церемониала, празднования начинались в день памяти святой равноапостольной Ольги 11 июля. На этот день назначено было праздничное богослужение в Десятинной церкви, у гробницы святой Ольги. После Божественной литургии была совершена панихида по всем киевским князьям и княгиням периода киево-русской государственности, которые способствовали распространению и утверждению Христианства и похоронены были в Киеве. С этими торжествами совпало и второе не менее знаменитое событие - открытие и освящение памятника гетману Богдану Хмельницкому. По этому поводу празднования было разделено на две половины. Божественные литургии были назначены на 8 часов утра в соборе святой Софии, а в Десятинной церкви на 10 утра. Согласно этому, литургию в Софийском соборе отправлял преосвященный Иероним, и когда около 10 часов утра она кончилась, то в собор прибыл Киевский митрополит Платон (Городецкий) и совершил панихиду за гетманом Богданом Хмельницким. После этого крестным ходом из Софийского собора все вышли на площадь для освящения построенного памятника. Затем крестный ход после открытия памятника Богдану Хмельницкому двинулся к Десятинной церкви, в которой тогда Божественную литургию совершал сербский митрополит Михаил, прибывший на празднование вместе с причтом Сербской Православной Церкви. После литургии в совершении уже упоминавшейся панихиды, кроме митрополита Сербского Михаила приняли участие киевские викарии Сильвестр, епископ Каневский, ректор Киевской Духовной Академии и Ириней, епископ Уманский. Молитвенно и трогательно звучала «Вечная память» в исполнении хора братии Свято-Михайловского Златоверхого монастыря. Торжества в этот день были завершены крестным ходом к еще одной церкви, построенной великим князем Владимиром, Свято-Васильевской (Трехсвятительской). В последние дни празднований 900-летия Крещения Руси Киев был переполнен паломниками, которые съехались со всех уголков тогдашней империи на торжества. Каждый день совершались богослужения, народные чтения, принятия в честь славного юбилея. День памяти святого равноапостольного князя Владимира Великого был особенно торжественным. Крестный ход из всех церквей города Киева до памятника святому Владимиру, а затем на Днепр, завершилась большим освящением воды в часовне-купели над самими днепровскими водами. Без сомнений, что Десятинный храм, как первый на Руси, стал одним из центральных мест торжественных празднований, поскольку клир этого храма считался старейшим и самым почетным.[4]

 

Десятинный собор в Советский Период

 

Разрушенная церковь – тот же храм,
Святые не уходят из Надежды…
Я с горечью священной пополам
Молюсь, где истязали храм невежды….

  ( Евгений Павлович Раевский)

 

Десятинный собор является барометром духовной жизни государства. На протяжении нашей истории, начиная с 996 года, Десятинный собор восстанавливался и разрушался. Глубоко символично, что каждое восстановление Храма исторически связано с возвышением Державы, а каждое разрушение - с ее упадком. Очередной раз это случилось с приходом Советской власти.

«Власть есть установление Божие: «Всякая душа да будет покорна высшим властям; ибо нет власти не от Бога, существующие же власти от Бога установлены» (Рим. 13, 1). Об этом же в дохристианской древности утверждал Платон, понимая власть, как иерархию, восходящую к Богу. Советская власть в СССР не есть истинная власть, а есть отрицание самой сущности, самого принципа, самой идеи власти и утверждение самовластия. Главная борьба большевистского государства направлена на христианство, как совершеннейший вид религии и особенно на Православие, как совершеннейший вид христианства. Большевизм, как наивысшее явление антихристианства, есть идея антихриста.»[5]  Идея антихриста заключалась в уничтожении православной веры в душах людей, и это непосредственно связанно с массовым закрытием и уничтожением храмов Божиих.

   Эта страшная участь, естественно, коснулась и Десятинного собора - флагмана Православия.

  Когда совершилась революция Настоятелем храма был священник Петр Вельмин (13.01.1896 –1917) (+1919). После него настоятелем был выбран протоиерей Николай Малиженовский (14(27).02.1918-1929). Протоиерей Николай был последним настоятелем Десятинного храма, после долгих моральных и физических пыток сослан в Северный край, где принял мученическую кончину.

    Протоирей Виталий Богдан, второй священник Десятинного храма, был арестован по подозрению в контрреволюционной агитации в 1927 году. После долгих издевательств над священником, был приговорён к высшей мере наказания. Мученическую кончину от рук большевиков о. Виталий принял 3 мая 1931 года. В 1981 году был утверждён Архиерейским Собором РПЦЗ как новомученик и исповедник Российский.

   До закрытия храма в Десятинном соборе пел один из лучших хоровых коллективов Киева под управлением Михаила Александровича Надеждинского. Под сводами Десятинного храма собиралось множество народа послушать этот прекрасный хор.   

  После закрытия храм планировали включить в достопримечательность и объявить в числе объектов государственного историко-культурного заповедника под названием «Киевский Акрополь». В Десятинном соборе планировалось поместить экспозицию музея. Однако уже в 1929 году появились и другие планы использования достопримечательности. Появилось предложение перестроить ее под клуб воинствующих безбожников. Охранники памятников опротестовали подобные планы использования Десятинного собора. Их позицию учел секретариат ВУЦИК, который 19 сентября 1929 г. постановил передать церковь в ведение Киевской краевой инспектуры. Но на охрану церкви и ее музеефикацию не нашли средств. Тогда известный исследователь Федор Эрнст 25 сентября 1929 г. обратился с письмом о нецелесообразности срочного изъятия Десятинной церкви из пользования религиозной общины. Однако 2 октября 1929 г. церковь все же закрыли и в ней, из-за отсутствия средств, музея так и не создали. Обеспокоены поиском кирпича для строительства школ, промышленных и жилых объектов, секретарь Киевского горкома партии Салов и председатель горсовета Петрушанский 14 марта 1936 г. обратились в Политбюро ЦК КП(б)У, с просьбой санкционировать снос Владимирского собора и Десятинной церкви. «По генеральному плану реконструкции города Киева, утвержденным ЦК КП(б)У, - писали они, - Владимирский собор и Десятинная церковь намечены к сносу, как объекты, которые не имеют большой исторической ценности, - поэтому горком КП(б)У и горсовет просят разрешить приступить к разборке указанных церковных зданий» 

26 марта 1936 года на заседании политбюро ЦК КП (б)У, на котором присутствовали члены Политбюро ЦК КП(б)У - Балицкий, Косиор, Любченко, Постышев и другие,  пунктом 9 «Про розбирання церкви в м. Києві» было постановлено разрешить Киевской Городской Администрации разобрать Десятинную церковь и стену возле Братского монастыря для того, чтобы полученный от сноса кирпич использовать для строительства городских зданий.  Единственное, что удалось добиться охранникам памятников, - это решение Политбюро ЦК КП(б)У от 4 мая 1936 года о спасении архивных материалов, которые находились в помещении Десятинной церкви. Их передали в Софийский архитектурно-исторический музей. Владимирский собор уцелел. Просто до него не дошла очередь, которую инициировали Салов и Петрушанский. Десятинной церкви того зловещего 1936 года, как и большинства киевских храмов и святынь, не стало.[6]

 

 

 

 

 

 

 


[1] К. В. Щероцкий. Киев, Путеводитель. 1917, с. 100.

[2]Николай Закревский. Летопись и описание города Киева. Часть 1. Москва, Университетская типография, 1858 год. С. 98.

[3]Скорбное бесчувствие. Александр Анисимов Киев. «TABACHUK Ltd», 1992, с. 75.

 

[4] Празднование девятисотлетия крещения русского народа в Киеве. - М., 1888.

- С. 5 - 57.

[5] Профессор Иван Андреев «Благодатна ли советская церковь?» 1948 год.  интернет издание. http://omolenko.com

[6] Нестуля О. Доля церковної старовини в Україні. Ч. 2. - К., 1995. - С. 179.