Таинство Покаяния

Через крещение человек вступает в число членов Церкви- этого царства Божия на земле. В миропомазании он, как новоизбранный воин, получает от Любвеобильного Владыки и духовное оружие для духовной борьбы со злом мира. Человеку остается только воспользоваться богодарованными ему и при естественном и духовном рождении силами, чтобы быть достойным членом царствия Божия. А быть достойным членом царствия Божия значит, по слову самого Спасителя, значит взять на себя крест Христов и идти за ним (Мф.16, 24, 10, 38), другими словами, истинный христианин должен приобрести себе дух Христов, сродниться с Его идеальным настроением, воплотить в своей жизни Его чистый, святой образ, чтобы вся жизнь человека была непрерывным выражением того идеала жизни, который дан в Евангелии.

Единение между христианином и Христом, должно быть, по выражению Спасителя, такое тесное, какое существует между ветвью и лозой (Ин.15). И как ветвь не может принести плода и оставаться живой, если не будет на лозе и не будет питаться ея соками, так и христианин не имеет истинной жизни, если его дух руководится не идеалами вечной евангельской правды, а интересами мира, который, по апостолу, "во зле лежит" (1Ин. 5,16). Жизненным выражением истинно христианской настроенности поэтому и служит любовь, чувство стремления к единению с Богом, как Отцом Небесным, и ближними, как братьями по вере, членами одной великой семьи- царства Божия; плодом же любви является жизнь по Евангелию (Ин.15, 9-10; 14, 21,23; Ин.5, 3;3,18).

Но любовь к Богу, встречает противоречие себе в привычной или при  обретаемой любви человека к земле с ее обманчивыми, но доступными благами, любовь к ближнему находится в противоречии с чувствами эгоизма, идеалы Евангелия не согласуются с интересами плоти. Господь не создал для христианина новых внешних условий жизни, чтобы не делать насилия над природой, не уничтожил Он и власти диавола над землей и человечеством, так как диавол существо свободное и разумное. Господь восхотел, чтобы любовь и добро были не механическим актом необходимости, а свободным и сознательным выбором возрожденного от греха и освященного благодатью Святого Духа человека- христианина. А потому, как родившийся по телу здоровым не бывает застрахован от телесных болезней вследствие заражения болезненными микробами воздуха, которым он дышит, так и возрожденный духом не может устоять от падения при окружающей его атмосфере зла.

Возможность падения и для возрожденного Святым Духом тем понятнее, что несение креста Христова по сравнению с ощутительной сладостью греха для человека, не окрепшего в добре, сопровождается мучительной борьбой со своими похотями, страданиями, которые Спаситель сравнивает с муками женщины при рождении ребенка (Ин.16, 20,22).  Человек, даже поднявшийся на некоторую ступень добродетели, как удостоверяет нас откровенное изображение жизни подвижников и то иногда падает под тяжестью креста Христова и услаждается грехом, тем более возможности многоразличных падений для христианина с меньшей верой и более слабой любовию ко Христу.

Грех постепенно подчиняет христианина в рабство себе и нередко становится заправляющим началом жизни. Человек часто, подобно ленивому рабу притчи, зарывает данный ему талант в землю и на этом успокаивается, но богоподобная совесть, подобно домовладыке, время от времени вступает в свои права и требует человека к отчету, при котором человек начинает ясно сознавать взятое им, как христианином на себя обязательство пред Богом при крещении и чувствовать всю глубину ответственности "за презрение Духа благодати", полученной в миропомазании. При этом сознании появляется раскаяние в содеянном и желание снова стать на путь добра, и чем яснее у человека вера и чем сильнее желание любви к Богу тем сильнее и мучительнее раскаяние, но это раскаяние естественно переходило бы в отчаяние, если бы у христианина не было и на этот раз, как и в момент первого обращения ко Христу, надежды на всепрощающую Любовь Божию и если бы Церковь, как мать, не уверяла его в возможности получения прощения через таинство покаяния.

Покаяние есть таинство, в котором верующий при устном исповедании своих грехов перед священником, получает чрез него невидимое разрешение грехов от Самого Иисуса Христа.

Таинством покаяния в Церкви мы примиряемся с Богом после того, как общение с Ним нарушили сво­ими грехами. Церковное Предание называет покаяние обновлением крещения или восстановлением той глу­бокой интимной жизни с Богом, которая даётся людям в главных христианских таинствах.

Покаяние установлено в новозаветной Церкви Самим Основателем и Главою ее, Иисусом Христом. Сперва Христос Спаситель двукратно изрек об этом таинстве, в первый раз, когда сказал Апостолу Петру, исповедавшему Его от лица всех Апостолов Сыном Божиим: "И дам тебе ключи Царства Небесного; и что свяжешь на земле,    то будет связано на небесах: и что разрешишь на земле, то будет разрешено на небесах". (Мат. 16.19.); и в другой раз, когда засвидетельствовал пред всеми Апостолами, как ее предстоятелями: "Истинно говорю вам: что вы свяжите на земле, то будет связано на небе; и что разрешите на земле, то будет разрешено на небе" (Мат. 18.18.). По воскресении же из мертвых Господь действительно сообщил Апостолам обещанный дар. Явившись в первый же день по Своем воскресении ученикам своим, собранным вместе, Господь торжественно сказал им : "Мир вам! Как послал Меня Отец, так и я посылаю вас. Сказав это, дунул, и говорит им: Примите Духа Святаго. Кому простите грехи, тому простятся; на ком оставите, на том останутся". (Иоан. 20,21-23).

"Покайтесь, ибо приблизилось Царство Небесное" (Мф.3:2) — с этих слов Иоанна Крестителя начал Свою проповедь Иисус Христос (Мф.4:17). Греческое слово metanoia  ("покаяние") оз­начает "перемена ума". Проповедь Христа стала призывом к ра­дикальному изменению образа мысли и образа жизни, обновле­нию ума и чувств, отказу от греховных дел и помыслов, преоб­ражению человека. Синонимом покаяния является часто встреча­ющееся в Библии слово обращение: "Обратитесь каждый от злого пути своего и исправьте пути ваши и поступки ваши" (Иер.18:11). Обращение есть отвращение к греховной жизни и возвращение к Тому, от Кого мы ушли, от Кого отпали, от Кого отвернулись. Кающиийся человек подобен блудному сыну из евангельской притчи (Лк.15:11-24): живя в грехе, он удаляется от Бога, но после многих невзгод, "пришед в себя", решается вернуться к Отцу. Покаяние начинается с раскаяния и обраще­ния ("пришед в себя"), которые перерастают в решимость ("встану, пойду") и заканчивается возвращением к Отцу ("встал и пошел"), исповеданием грехов ("я согрешил"), прощением от Бога ("принесите лучшую одежду"), усыновлением ("этот сын мой") и духовным воскресением ("был мертв и ожил, пропадал и нашелся").

Таинство покаяния, называемое также исповедью, установлено Церковью в глубокой древности. В Деяниях говорится, что "многие из уверовавших приходили (к апостолам), исповедуя и открывая дела свои" (Деян.19:18). С исповеди начиналась хри­стианская жизнь бывших язычников. Практиковались иногда публичная исповедь перед всей общиной (к V в. она исчезает), а также исповедь перед несколькими священниками. Чаще, од­нако, исповедь была тайной. В христианской традиции Церковь воспринимается как духовная "врачебница", грех — как болезнь, исповедь — лечение, священник — врач: "Ты согрешил? Войди в церковь и покайся в своем грехе... Здесь врач, а не судья; здесь никто не осуждается, но каждый принимает отпущение грехов" (св. Иоанн Златоуст).  В чине исповеди сохраняются слова: "Внемли убо, понеже бо пришел еси во врачебницу, да не неисцелен отъидеши". Грех является падением, заблуждением че­ловека: исповедь помогает ему подняться и выйти на верный путь.

Христианину все грехи прощены в Крещении. Однако "несть человек, иже жив будет и несогрешит" (Пс. 10), и после Крещения он вновь допускает грехи, оседающие в его душе, как грязь и чер­нота, лишающие его полноты жизни в Боге, потому что ничто нечистое не может войти в общение с Пречистым Богом. Св. Отцы называли покаяние "вторым крещением", подчеркивая его очищающее, обновляющее и освежающее действие: "Покаяние есть возобновление Крещения. Покаяние есть завет с Богом об исправлении жизни... Покаяние есть примирение с Господом чрез совершение добрых дел, противоположных прежним грехам. Покаяние есть очищение совести" (преп. Иоанн Лествичник).

Кающийся на исповеди острее ощущает свою греховность, и это сознание способствует исправлению его жизни. Показатель­но, что те, кто исповедуются редко или не исповедуются вовсе, как правило, совсем не чувствуют себя грешниками: "живу, как все", "есть и похуже меня", "зла никому не делаю", "кто ж без греха в наши времена?" — чаще всего можно услышать от таких людей. А исповедующиеся регулярно всегда находят в себе множество недостатков и стараются бороться с ними. Этот парадокс объясняется тем, что, как пыль и грязь видны только там, где есть свет, а не в темной комнате, так и греховность че­ловека становится для него явной по мере того, как он прибли­жается к Богу, Который есть Свет, а вне Бога не может быть ясного видения грехов, потому что все помрачено и замутнено.

Исповедь приносится Богу, и священник — только "свидетель", как сказано в чинопоследовании таинства. Зачем нужен свидетель, когда можно исповедоваться Самому Богу? Церковь, устанавливая исповедь перед священником, несомненно, учитывала субъективный фактор: Бога многие не стыдятся, так как не увидят Его, а перед человеком исповедоваться стыдно, но это спасительный стыд, помогающий преодолеть грех. Кроме того, священник является духовным руководителем, помогающим найти верный путь для преодоления греха. Исповедь не ограничивается только рассказом о грехах, она предполагает и совет священника, а также в некоторых случаях епитимию — наказание или нравственное предписание для уврачевания греха. Перед началом исповеди священник предупреждает, что она должна быть полной; в случае, если кающийся по стыду или по другой причине скрывает грехи, таинство считается недействительным: "Не стыдись и не бойся и не скрывай ничего от меня, будешь иметь сугубый грех". Прощение человек получает на исповеди тоже полное и всецелое: "Я, недостойный иерей, властью Его, мне данной, прощаю и разрешаю тебя от всех грехов твоих во имя Отца и Сына и Святого Духа". Прощаются ли забытые грехи? Однозначного ответа на это нет, хотя в молитве говорит­ься именно о прощении всех грехов. Как правило, если человек после исповеди вспоминает забытый грех, он кается в нем на следующей исповеди. Впрочем, если исповедь бывает не слишком редко, человек не успевает забыть свои грехи. 

Священник наделен от Бога правом объявлять от имени Бога  прощение грехов. Эта власть "вязать и решить" перешла, как верует Церковь, от апостолов к их преемникам — епископам и священникам. С тех пор, как причащение мирян за каждой Литургией пере­стало быть нормой и сменилось практикой редкого или ежегод­ного причащения, таинство исповеди, естественно, стало предва­рять причащение. В Русской Церкви этот обычай постепенно привел к возникновению теории, согласно которой причастие ми­рян в отличие от духовенства вообще невозможно без исповеди. На практике это приводит к тому, что по большим праздникам в очередь на исповедь выстраиваются сотни людей, желающих причаститься, а сама исповедь сводится к трем фразам, сказан­ным в спешке, или только к чтению разрешительной молитвы, которая воспринимается как "допуск" к причастию. В этой прак­тике, по мнению прот. А. Шмемана, сказывается юридическое отношение к таинству, когда прощение грехов вытекает не столько из раскаяния человека и произошедшего вследствие это­го раскаяния примирения его с Богом и воссоединения с Церко­вью, сколько из власти священника; акцент переносится с пока­яния на разрешительную молитву, которая воспринимается как самый важный момент таинства. В Греческой Церкви исповедь не связана с причащением, что иногда приводит к обратной крайности: люди вообще не знают, что такое исповедь, и прича­щаются, не очистив совесть.

Греческая Церковь не знает также русской практики так на­зываемой "общей исповеди", когда по причине большого стече­ния народа священник не беседует с каждым в отдельности, а лишь сам вслух перечисляет грехи, и верующие отвечают ка­юсь", или "грешен", или ничего не отвечают; после чего прочи­тывается молитва, и все подходят "под разрешение", а иногда и разрешительная молитва читается для всех сразу ("прощаю и разрешаю вас"). На рубеже XIX—XX столетий св. Иоанн Кронштадтский практиковал общую исповедь, однако это было сделано по особому разрешению Святейшего Синода, и сама ис­поведь скорее напоминала древние публичные исповеди, чем те, что практикуются сегодня, так как все присутствующие одновре­менно называли свои грехи вслух. В послереволюционной Рос­сии общая исповедь стала повсеместной из-за нехватки храмов и священников. Будучи вынужденной мерой, она, однако, не дол­жна полностью подменить собой частную исповедь, благодатное и спасительное действие которой известно всякому верующему по опыту.

В наше время мир потерял чувство греховности. Вот при­чина того, что прекрасные начинания для построения луч­шего мира остаются тщетными - они наталкиваются на эгоизм, который кроется в душе каждого человека... Ког­да Бог войдет в сердце человека, Он войдет и в общество. Надо вспомнить призывы людей Божиих, раздававшиеся в веках: "Да отвергнется от своего греха человек нечестивый сердцем"... "Покайтесь... обратитесь..." - восклицал Ио­анн Креститель. "Если не покаетесь, все погибнете", - ска­зал Христос... "Христу надлежало пострадать и воскрес­нуть", - объяснял Иисус, идя в Еммаус, "и во имя Его будет проповедано покаяние всем народам для отпущения гре­хов..." "Мы во многом грешим", - говорит Апостол Иаков. "Если говорим, что не имеем греха, самих себя обманыва­ем, и истины нет в нас", - говорил Апостол Иоанн... "Хри­стос нас учит, - говорит Апостол Павел, - отложить ветхо­го человека в обольстительных похотях и облечься в ново­го человека, созданного по Богу, в праведности и святости". Надо вновь научить мир повторять слова блудного сына: "Отче, я согрешил против неба и перед тобою"... и слова пророка Давида: "Омой меня, Боже, от беззакония моего... " (Пс. 50).

Всякий грех есть отказ от Божествен­ного света. Для того чтобы увидеть свое зло, надо видеть свет и красоту Божией Правды, которая воссия­ла более всего в лице Господа Иисуса Христа, в Его Еван­гелии, а также в святых людях. Поэтому надлежит каять­ся перед лицом Господа, Которому Отец Небесный отдал весь суд на земле. Суд же состоит в том, что Господь есть Свет, а отвергающий этот Свет сам в себе несет наказа­ние, уходя во тьму.

Всякий грех есть грех против любви, так как Сам Бог есть Любовь. Нарушая закон любви, всякий грех ведет к разъединению с Богом и людьми и, следова­тельно, является грехом против Церкви. Поэтому согрешаю­щий отпадает от Церкви и должен каяться перед нею. В древности грешник каялся перед всем церковным собра­нием; теперь же священник один принимает исповедь от лица Господа и Церкви.

Грех заключается не только в отдельных поступках человека, он является постоянной болезнью, которая не допускает человека принимать дар Божественной благодати, то есть лишает его источника истинной жизни. Для искоре­нения таких грехов, как гордость или эгоизм, требуется постоянное внимание к себе, борьба с дурными помысла­ми и горькое сожаление о частых оплошностях. Это и есть постоянное покаяние. Чтобы вдыхать благодать, надо постоянно выдыхать перегар греха. Постоянно проверяю­щий себя и хотя бы на вечерней молитве вспоминающий свой прошедший день успешнее кается во время исповеди. Кто же пренебрегает ежедневной гигиеной души, легко впадает в большие грехи, иногда их даже не замечая. Покая­ние, предшествующее исповеди, требует, во-первых, осозна­ния своих грехов; во-вторых, горького сожаления о них и, наконец, решимости исправиться.

Хорошо кающийся находит и причины греховных по­ступков. Например, он поймет, что неумение переносить и прощать обиды, даже самые ничтожные, объясняется гордостью, с которой и будет бороться.

Покаяние всем необходимо - и грешным, и праведным, "Потому что все согрешили и лишены славы Божией"  (Рим. 3,23). "Кто родится чистым от нечистого? Ни один" (Иов. 14,4). Сколько грехов на душе каждого человека, тех мелких грехов, которые объемлются словами "повседневные грехи", которые так трудно различать, в которых так трудно каяться, которые так трудно почувствовать как грех - так они привычны, так они "незначительны" и в то же время так они расслабляют душу, засоряют сердце, мешают человеку идти ко спасению!  Нет такого предела совершенства человеческого, при котором покаяние было бы уже излишним.  Посредствам покаяния  новоначальные  приобретают  начатки благочестия, находящиеся на средней ступени - преуспевают в благочестивой жизни, а совершенные утверждаются в ней. Если бы не было покаяния, не было бы и святых, ибо последние соделываются таковыми чрез приобретение крайнего смирения, а его можно получить не иначе, как чрез покаяние.

Всякий грех совершается для наслаждения и входит услаждением, потому прощение грехов подается через злострадание и печаль, а изгоняется грех горечью и слезами. Покаянные слезы - это самые дорогие для нас слезы, это те слезы, о которых в Евангелии сказано: "Блаженны плачущие..."   (Мф. 5.4). "Как бы ни возвышены были наши подвиги, но если бы мы не стяжали болезнущего сердца, то эти подвиги и ложны и тщетны. При исходе души нашей мы не будем ни в чем обвиняемы так, как в том, что не плакали непрестанно о грехах своих. Ибо плач  имеет двоякую силу: истребляет грех и рождает смиреномудрие... Источник слез после крещения больше крещения" (Иоанн Лествичник). Желающий избавиться от живущих в нем грехов плачем избавляется от них, и желающий не впадать в грехи, плачем избегает их: это путь покаяния, преданный нам Писанием и отцами, которые сказали: плачьте, другого пути, кроме плача нет. "Плач же... о грехе своем, только плач не просто и не для вида, но горько, как (плакал) Петр: изведи потоки слез из самой глубины души, чтобы Господь, умилосердившись, простил тебе прегрешение" (Иоанн Златоуст).

Причин, которые возбуждают в нас чувство раскаяния в содеянных грехах, несколько. Одна из них, главная, внешняя по отношению к человеку, но самая сокровенно-таинственная и внутренняя по отношению к самому существу и действию раскаяния, есть благодать Божия. Что она необходима, в этом удостоверяет Спаситель в Евангелии: "Никто не может предти ко Мне, если не привлечет его Отец, пославший меня" (Иоан. 6,44). Это Он же подтвердил в Откровении словами: "Се, стою у двери и стучу.  Если кто услышит голос Мой и отворит дверь, войду к нему, и буду вечерить с ним, и он со Мною" (Откр. 3,20): что, наконец, благодать является внешней для человека, то есть не связывает его свободы, видно из того ожесточения и упорства, с которым люди в состоянии противиться всем ее воздействиям. Сам Господь обличает людей за это ожесточение и упорство через пророка: "Вас обрекаю я мечу, ... потому что я звал и вы не отвечали; говорил и вы не слушали, но делали злое в очах Моих, избрали то, что было неугодно мне" (Ис. 65.12). Остальные причины, вызывающие в нас чувство раскаяния, родятся в сердце человека. Так, если после таинственного воздействия на него благодати, если сердце откликнется на нее, то тот час возгорается верою и страхом Божиим. Страх Господень - начало познания: познание преступления производит покаяние. Надобно заботиться, чтобы сокрушение о грехах проистекало не из страха только наказаний за грехи, а преимущественно из любви к Богу, волю которого мы нарушили. Печаль первого рода без последней была бы только печаль рабская, а не сыновняя, печаль собственно по нас самих, а не по Богу. "Может плакать и бессильная злоба ... и униженная гордость - эти слезы грешные, бесполезные, слезы крайне вредные для плачущих, ибо причиняют смерть душе" (Иоанн Кронштадский). "Ибо печаль ради Бога производит неизменное покаяние ко спасению"   (2 Кор. 7,10)

Необходимым следствием сокрушения о грехах, является твердое намерение впредь исправить свою жизнь. Кающимся недостаточно ко спасению одно удаление от грехов, но потребны им и плоды достойные покаяния "Не тот исповедует грех свой, кто сказал: согрешил я, - и потом остается во грехе: но тот, кто по слову Псалма, обрел грех свой и возненавидел. Какую пользу принесет больному попечение врача, когда страждущий болезнью крепко держится того, что разрушительно для жизни? Так нет никакой пользы от прощения неправд делающему еще неправду". (Василий Великий).    Чтобы получить прощение от Бога, надо произвести перемену во всей жизни и, оставив порок, постоянно пребывать в добродетели. Как грешим всеми силами души, так и покаяние должно быть вседушевное. Насаждающий деревья и опять исторгающий не будет иметь плодов от своего насаждения, так и кающиеся, но опять согрешающие не соберут плодов покаяния. "Покаяние только на словах, без намерения исправления и без чувства сокрушения, называется лицемерным. Осознание грехов затмевается, надо его прояснить: чувство заглушается, притупляется . надо его пробуждать: воля тупеет, обессиливает для исправления, надо ее принуждать: "Царство Небесное силою берется" (Мф. 1 1,12). Бог судит об покаянии не по мере трудов,  а по мере смирения, Условием для оправдания грешников пред Богом является вера в Иисуса Христа и надежда на Его милосердие. "Ибо если устами твоими будешь исповедывать Иисуса Господом и сердцем твоим веровать, что Бог воскресил Его из мертвых, то спасешься" (Рим. 10.9)  "Мы веровали во Христа Иисуса, чтобы оправдаться верою во Христа" (Гал.2.16). Опыт показывает, что грешник, при всем желании освободиться от темной власти греха, изгладить следствия прежних пороков, не в состоянии сделать ни того, ни другого. Он не может исправить своей природы: потому что для этого нужно стать выше себя, выше своей природы. Для этого у него недостает ни умения, ни сил: для этого нужна сила творческая, сила всемогущей благодати Божией, которая одна может изменить на лучшее самое основание нашей жизни. Если Бог милует нас, то не за наши заслуги, которых мы вовсе ничем не можем оказать Богу, а по Своему милосердию и по вере нашей в искупительные заслуги Иисуса Христа, и только ради этих заслуг прощает нам грехи. "Извергни грех, - говорит кающемуся епископ Игнатий Брянчанинов, - вступи во вражду с грехом, искренне исповедуй его. Это врачевание предваряет прочее. Без него врачевание молитвою, слезами, постом и всеми другими средствами будет недостаточным. Пойди к духовному отцу твоему, у ног его найди милосердие Отца небесного! Исповедь искренняя и честная может освободить от греховных навыков, сделать покаяние плодоносным, исправление прочным и истинным".

Исповедь не есть беседа о своих недостатках, сомнениях, не есть осведомление духовника о себе, и менее всего - не "благочестивый обычай". Исповедь - горячее покаяние сердца, жажда очищения, идущая от ощущения святыни, умирания для греха и оживления для святости. Исповедь есть подвиг и самопринуждение. В подготовительные к исповеди дни христиане, как лекарство, вкушают труд обличения самих себя, (Покаянием спасается любой, кто осудит себя! Но себя, а не других) им они устанавливают согласие между своей жизнью и истинным учением церкви, в нем они отыскивают для себя те крупицы покаянного чувства, которые столь необходимы для возрождения духовной жизни и обновления в душе стремлений к добру, чистоте, правде Божией. Приготовление к исповеди не в том, чтобы возможно полно вспомнить или записать даже свой грех, а в том, чтобы достигнуть того состояния сосредоточенности, серьезности и молитвы, при которых, как при свете, станут ясны грехи. Иначе - приносить духовнику надо не список грехов, а покаянное чувство, не детально разработанную диссертацию, а сокрушенное сердце. "Дело покаяния просто: один вздох и слово: Согрешил,  не буду! Но этот вздох должен пройти небеса, чтобы стать ходатаем у престола Правды: и это слово должно изгладить из книги живота все письмена, коими там означены грехи наши".Как зрение своих согрешений, так и сердечное исповедание их есть особенный Дар Божий и испрашивается усердною молитвою. Весьма важным условием подготовки к исповеди следует считать молитву. Она должна быть усердной, возносимая от всего сердца, весь человек умоляет Господа о прощении грехов, дабы "обратиться (ему) от злого пути своего и от насилия рук своих" (Ин. 3, 8).

Исповедник какие грехи откроет, в тех только грехах и получит разрешение и приличное наставление: а каких грехов не откроет, в тех и не получит разрешения, прощения, и они всегда будут тяготить и смущать совесть. Покаяние есть не только таинство разрешения грехов, но и акт врачевания душевных недугов. А кто с намерением утаивает свои грехи на исповеди по стыду ли, или по ложному страху, тот тем хуже делает к прежним грехам прибавляет еще новый грех - ложь. хочет обмануть священника, или лучше сказать, самого Бога, который невидимо присутствует при исповеди и принимает покаяние от грешника, а священник служит только свидетелем этого покаяния для разрешения грехов от имени Бога, и для засвидетельствования на всеобщем страшном суде о раскаянии всякого исповедника, и открытые ему грехи обязан хранить в тайне под опасением лишения сана. Священнослужитель является только видимым орудием при совершении таинства которое невидимо совершает через них сам Бог.

Невидимые, благодатные действия таинства покаяния есть: непосредственные отпущения грехов и оправдания и вслед за тем примирение с Богом. "Бог во Христе примирил с Собою мир,   и не вменяя людям преступлений их,  и дал им слово примирения" (2 Кор. 5.19); а также освобождения от вечных наказаний за грехи и надежда на вечное спасение.

Отпущение грехов таинственное бывает тот час по исповеди, в момент разрешения священнического, а отпущение следов их из естества совершается по трудах покаяния. Кто кается, тот приемлется в милость Божию; но дары милости не тот час даются, а спустя иногда довольно долгое время. Это продление невозвращения даров милости есть Божия епитимья, Ее несут все грешащие большими или малыми грехами. Сроки сей епитимьи Господь не объявляет, а держит их в Своем секрете, от того милость или чувство помилования всегда возвращаются внезапно - и бывает тогда в душе праздник, епитимья от духовника дается для сокращения срока Божией епитимьи. Она показывает добровольное принятия на себя покаянных трудов, напрягает сознание своей виновности и преклоняет Бога на милость или делает душу более способною принять сию милость. Епитимья не есть удовлетворение за грехи правде Божией, не есть жертва за них, не есть выкуп: (ибо это удовлетворение, эту жертву, это искупление мы имеем в одном Спасителе нашем, на Себя подъявшим грехи мира) но это есть духовное врачевство, необходимое для исправления жизни кающегося, для уврачевания нравственных его недугов, имеющее единственною своею целью - уврачевание его недугов и предохранение от грехов. Наложит ли духовник Епитимью или не наложит, но это Божия епитимья - отсрочка в даровании чувства помилования всегда бывает более или менее длительная, судя по грехам, епитимья, хотя по существу своему, суть наказание, но, по значению, наказание только исправительное, врачебное, отеческое, о котором говорит апостол: "Не пренебрегай наказания Господня, и не унывай, когда Он обличает тебя. Ибо Господь, кого любит, того наказывает; бьет же всякого сына, которого принимает" (Евр. 12,5-6). Когда же придет чувство помилования, то тут бывает не то, что при убеждении... тут чувство помилования входит в сердце и обладает им и заставляет радоваться и ликовать все силы души и тела. Душа чувствует необыкновенную легкость, ощущение чистоты и появление некоего мысленного света. Покаявшийся чувствует при этом на себе объятия отчие. Признаком отпущения грехов является свидетельство нашей совести, когда она сможет вместе с псалмопевцем сказать: "Ненавижу ложь и гнушаюсь ею" (Пс. 118,163). Это райское состояние дается всем тем, которые довольно потомят себя в сокрушении и преутруждении, при условии веры и смиренного к Господу припадения.

Невидимые действия благодати в таинстве покаяния, по своей обширности и могуществу, простираются на все беззакония человеческие, и нет греха, который бы не мог быть прощен людям, если только они искренно в нем покаются и исповедуют его с живою верою в Господа. "Ибо я пришел призвать не праведников, но грешников к покаянию" (Матф-9.13). "Нет воли Отца вашего небесного чтобы погиб один из малых сих" (Матф. 18.14)."Долготерпит Господь нас, -  учили также святые апостолы, - не желая, чтобы кто погиб, но чтобы все пришли к покаянию" (2 Петр. 3,9). Сам Господь открывает нам объятия и принимает кающихся и "бывает радость у ангелов Божиих и об одном грешнике кающемся " (Лук. 15,10).Как бы грешен человек не был, он имеет надежду на спасение "Бог не ограничивает покаяния, что будто для некоторых грехов есть покаяние, а для других нет: оный Великий врач душ наших даровал нам это великое врачевство для всякой раны." (Ефрем Сирин)     "Не будем мы наказаны в будущем веке за то, что грешили, и не будем осуждены по сей причине, получив естество изменчивое и непостоянное, но за то, что, согрешив, не покаялись и не обратились от злого пути к Господу, получив власть и имея время на покаяние" (Преп. Феогнист). Если же в слове Божием упоминается о хуле на Духа Святаго, которое "не простится человекам" (Мф. 12,31), и о грехе смертном, о прощении которого не заповедано даже молиться (1 Иоанн 5,16): то надобно помнить, что под именем первой разумеется очевидное противление истине Божией, совершенное неверие и нераскаянность, а под именем последнего также жестоковыйное восстание на благочестие и истину, и упорное пребывание в неисправлении. Следовательно, и в том, и в другом случае предполагается  только  нравственная  невозможность  отпущения  грехов - невозможность со стороны самих грешников, а не со стороны благодати. А коль скоро и в этих грехах грешники истинно раскаются: они получат прощение от Бога. "Ибо, - говорит св.Златоуст , - о хуле на Духа Святаго, и эта вина была отпущена раскаявшимся. Многие из тех, которые изрыгали хулы на Духа, впоследствии уверовали, и все им было отпущено." "Согрешил ли ты? Войди в церковь и загладь твой грех. Сколько бы ты не падал на площади, всякий раз встанешь: так, сколько раз не согрешишь, покайся в грехе, не отчаивайся: согрешишь в другой раз, в другой раз покайся, чтобы по нерадению совсем не потерять тебе надежды на обещанное благо. Ты в глубокой старости, и согрешил? Войди (в церковь), покайся: здесь врачебница, а не судилище: здесь не истязуют, но дают прощение во грехах".

Совершая чинопоследование таинства покаяния священник созидает в себе дух отеческой заботы о приходящих каяться перед Богом. Видимое начало таинства покаяния священник полагает у престола в святом алтаре. Для исполнения этого церковного послушания иерей еще в алтаре молитвенно испрашивает у Бога благодатный дар понимания каждой души, жаждущей исцеления от греха и исправления жизни. Преклонив колена перед величием благости Божией, священник берет у престола Крест и Евангелие, чтобы изнести их в храм к месту совершения таинства. Исхождение к народу, согрешившему пред Богом, есть свидетельство о приблизившимся Царствии Божием, побуждающее к покаянию, духовному очищению при непосредственном участии священника. Пастырь сознает, что в эти минуты Господь поручает ему вести людей, "обременных грехами многими, во град, ему же Художник и Строитель - Бог" (Евр. II, 10). предварительно очистив их от греха. Его (таинство) совершает священник "словом" живого Бога, "пребывающего во веки" (1Петра 1,23). Когда священник выходит из алтаря с Крестом и Евангелием в руках, он предстает перед народом, как Моисей на горе Синай со скрижалиями Закона в руках, чтобы донести до людей святость и свет Евангелия, Закон Духа и Жизни, чтобы приобщить их к таинственному видению снисхождения Божия к человеку.

Исповедь начинается действием священника. Священник, в епитрахили и поручах, творит начало: "Благословен Бог Наш всегда, ныне, и присно, и во веки веков. Аминь. Трисвятое по "Отче наш...". Псалом 50-й и покаяные тропари. Внимая словам молитв, исповедник сможет призвать свою совесть и потребовать у нее отчета в содеянных им словах, делах, помышлениях. Покаянный псалом Давида, читаемый на исповеди, способствует пробуждению покаянного чувства у кающихся.

Две молитвы о кающихся, читаемые священником на исповеди, - древнейшие по своему происхождению. Эти молитвы за кающихся Древняя Церковь возносила между литургией оглашенных и литургией верных. В молитвах о кающихся священник просит Господа принять покаяние согрешившего, простить ему грехи и беззакония, освободить его от вечной муки и разрешить тяготеющие на нем вину и преступления.

Произнесенный вслух всей церкви Символ Веры позволяет исповеднику ощутить себя под просвещающим действием Истины Божественной. В нем утверждается уверенность, что врата ада и закон греха не одолеют Церкви и не иссякнет в ней возрождающая и исцеляющая сила жизни. Чтение символа веры воздвигает в сердце кающегося живую уверенность в возможности предстать пред Богом в таинстве и получить его помощь для духовного возрождения.

По окончании первой части последования священник обратившись лицом к собравшимся произносит обращение к кающимся: "Дитя мое, Христос невидимо стоит перед тобою, принимая исповедь твою. Не стыдись, не бойся и не скрывай чего-либо от меня, но скажи все, чем согрешил, не смущаясь, и примешь оставление грехов от Господа нашего Иисуса Христа. Вот и икона Его перед нами: я же только свидетель, и все, что ты скажешь мне засвидетельствую перед Ним. Если же скроешь чего-нибудь от меня, грех твой усугубится. Пойми же, что раз уж ты пришел в лечебницу, так не уйди же из нее неисцеленным". Этими словами иерей подчеркивает важность предстояния перед Христом Спасителем, чтобы кающийся исповедал свою веру и поведал духовнику свои грехи, сознавая невидимое присутствие Божие.

После увещания к кающимся начинается собеседование священника с каждым исповедником отдельно. Приняв исповедь, духовник со вниманием рассудив соделанное человеком говорит ему "завещание". Преподав наставление кающемуся, священник в молитве просит Бога о прощении вольных и невольных согрешениях исповедника, о примирении и соединении его со святой Церковью. И далее читает разрешительную молитву: "Господь и Бог наш Иисус Христос, благодатию и щедротами Своего человеколюбия, да простит ти, чадо (имя рек) все согрешения твоя, и аз, недостойный иерей, властию Его, мне данною, прощаю и разрешаю тя от всех грехов твоих, во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа. Аминь". В этой молитве указывается, что духовник есть служитель Божий, он сообщает спасительную благодать Божию, прощает кающегося не по своей человеческой воле, а по данной ему власти от Бога прощать и разрешать грехи. Произнося слова разрешения, священник осеняет голову исповедника крестным знамением. Исповедник встает, целует Святой Крест и Евангелие в знака любви и благоговения пред Господом. Преклонение главы кающегося при чтении этой молитвы знаменует его преданность милосердию, правосудию и воле Божией. Епитрахиль, покрывающая главу исповедника, имеет значение возложения руки епископа, через которое совершалось отпущение грехов в Древней Церкви. Целование лежащих на аналое Евангелия и Креста осуществляется в знак примирения с Господом в верности данных Ему перед духовником обетов, твердого намерения исправить свою жизнь и следовать за Христом, неся свой Крест.

Когда, таким образом кающийся христианин, с искренним сокрушением о своих грехах, с твердым намерением впредь исправить свою жизнь, живою верою во Христа Спасителя и надеждою на него, приходит к пастырю церкви и исповедует пред ним свои беззакония: служитель Божий внимает исповеданию, и именем Господа Иисуса разрешает, отпускает, прощает все грехи истинно кающегося. Сокрушенная исповедь через разрешение священника, производит сочетание Божеской и человеческой стихий в покаянии, из них выходит новая тварь, как вначале из купели крещения.

"Омойтесь, очиститесь; удалите злые деяния ваши от очей Моих; перестаньте делать зло; научитесь делать добро; ищите правды... тогда придите, и рассудим, - говорит Господь. - Если будут грехи ваши как багряное, - как снег убелю; если будут красны, как пурпур, как волну убелю"   (Ис. 1,16-18).